?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 November 2009 @ 01:19 am
Рецензия на фильм "Адмиралъ". Часть 3.  
Завершаю выкладку печатного текста рецензии (какое же это муторное дело - - большие тексты в ЖЖ). 4-я - иллюстрации (не вошедшие в журнал) будет чуть позже.

Н.А. Кузнецов, А.А. Петров

Психическая атака на адмирала Колчака

Итак, каппелевцы прорвались (то ли мимо «Куломзино», то ли, как положено, мимо Красноярска) и идут далее бодро пешим порядком. О трудностях этого похода, названного впоследствии его участниками Великим Сибирским Ледяным походом, уже говорилось выше; его жуткая и героическая история заслуживает отнюдь не такого освещения. Но в фильме этот поход больше всего напоминает лыжную прогулку по подмосковному леску. В колонне совершенно нет саней (потом появляются лишь одни – чтобы везти гроб с Каппелем). В реальности же вся колонна была огромным санным обозом. А уж выбор маршрута (как его понимают авторы фильма) больше всего напоминает строчку из известной советской песне о матросе Железняке: «Он шел на Одессу, а вышел к Херсону»… Здесь буквально то же самое: «Ваше Превосходительства, мы отклонились на двадцать километров, это истоки Кана!» Каппель в ответ - «Надо торопиться! Подтянись!» - и «Бултых!» – прямо на лошади да в прорубь.
Все это было бы смешно, если бы не было так грустно.
Никто не пересекал Кан; армия, отброшенная от Транссиба, два дня двигалась по льду этой реки, поскольку других дорог в сплошной вековой тайге просто не было. Мороз стоял в 40 градусов, но у истоков подо льдом били горячие ключи, из-за чего в ледяной корке возникали полыньи. В одну такую полынью и угодил Каппель вместе с санями, на которых он ехал. Его валенки (а он был именно в валенках) промокли насквозь и примерзли к ногам. До ближайшего населенного пункта – деревни Барга – было почти сутки пути, именно поэтому его и не успели вовремя отогреть. Случай же, изображенный в фильме, мог привести к летальному исходу лишь при полном головотяпстве всех его участников. Что бы штабным не развести быстро в сторонке костер и не отогреть как следует главнокомандующего, пока мимо него будет тянуться армейская колонна (а это займет часов шесть, не меньше). Да и почему на лед реки вообще первым сунулся Каппель, а не разведчики, которых не могло не быть перед колонной? Лишь в финале фильма, в сценах ухода конвоя (последовавшем в реальности 8 января 1920 г.), выдачи адмирала чехами Политцентру на ст. Иннокентьевская (это случилось 16 января) и в сцене его расстрела (в ночь на 7 февраля 1920 г.), авторы «блокбастера» вроде бы приближаются, наконец, к изображению событий в их реальной последовательности. Но и здесь многие моменты режут глаз либо своей убого-примитивной трактовкой, либо же, наоборот, ненужной вычурностью и ложной многозначительностью. Сцена выдачи адмирала изображена в общем верно, но при этом на чешском офицере надет очень странный головной убор с овальной русской (или очень похожей на нее) кокардой. Униформа и знаки различия Чешско-Словацкого корпуса в 1918-1919 г.г. на настоящий момент хорошо известны, - чехи носили совершенно иные шапки с иными кокардами. Если же их точное воспроизведение встретило у создателей фильма какие-то трудности, по зимнему времени на всех чехов вполне можно было бы надеть те же косматые папахи, но только с пришитыми наискось бело-красными ленточками. Здесь же стоило бы упомянуть и о деталях обмундирования самого адмирала и его окружения. Для Колчака костюмеры смогли создать пару правильных погон полного адмирала (с тремя орлами), образец которых был утвержден Верховным Правителем 6 декабря 1918 г. (известны фотографии Колчака во френче именно с такими же погонами). Вторую точно такую же пару пришили на шинель Хабенского. Между тем, настоящий Колчак на шинели носил защитные погоны полного генерала (с зигзагами, но без звездочек), что подтверждено многочисленными его фотографиями. Но, очевидно, Хабенский, в таких «скучных» и «обыденных» погонах «не смотрелся». Сложно сказать, что за генерал на заседании совета министров появляется в черных погонах с белыми кантами и зигзагами. Возможно, создатели фильма имели в виду Главнокомандующего армиями Восточного фронта генерала К.В. Сахарова, но он таких погон носить не мог. (18) Форма конвоя адмирала сделана по статье А.Б. Езеева и нареканий не вызывает. (19) Зато не повезло Смирнову: в жизни он имел чин контр-адмирала, но создатели фильма «облагодетельствовали» его вице-адмиральскими погонами дореволюционного образца, - очевидно, эта пара досталась ему «по наследству» от Колчака-Хабенского, из эпизодов фильма, относящихся к Первой Мировой войне. Очередная копеечная экономия и очередная демонстрация неуважения к зрителю. И еще одна сцена прямо режет глаз, как пример вопиющего несоответствия образу «кинематографических мальчиков» Хабенского со товарищи. В момент ухода от офицеров конвоя Смирнов, задержавшись, спрашивает Колчака-Хабенского: «Хочешь, я останусь с тобой?». Колчак-Хабенский, в «лучших» традициях современной интелегентщины вяло отвечает: «Да нет, не надо … Поезжай в Париж. Найди там Соню, Ростислава, скажи им … (долгая пауза) – скажи уж что-нибудь!» В сцене расстрела этот диалог получает неожиданное продолжение. Большевицкий палач руководящий расстрелом (по-видимому, имеется в виду Чудновский) спрашивает адмирала: «Ваше последнее желание». Колчак в ответ: «Передайте в Париж моей жене и сыну, что я благословляю их!». На что Чудновский, которого Хабенский минуту назад просил проститься с Тимиревой, резонно замечает: «Да сколько же у вас жен? Ну, да ладно, передам!» Последний диалог почти дословно взят из воспоминаний Председателя Иркутского ЧК С.Г. Чудновского. Но слышать все это с экрана в такой последовательности – удивительно вдвойне. Во-первых, реальный Смирнов был одним из ближайших помощников и друзей Колчака, если бы мог – Александр Васильевич, несомненно, передал бы свое благословение сыну именно с ним, а уж никак не через посредство своего палача. Но Смирнова просто не было в поезде Колчака, он имел собственное вполне конкретное задание по организации эвакуации вверенного ему Морского министерства. Во-вторых, хорош «Чудновский»! Так и представляешь себе, вот пристрелит он белого адмирала, и тут же помчится в Москву выбивать новое назначение в заграничный отдел ГПУ. В Париж, в Париж! Делать там всемирную революцию: выкрадывать Кутепова с Миллером, ну а уж заодно и передать отцовское благословение Ростиславу Александровичу, прежде чем своими руками свернуть шею этому «адмиральскому волчонку»! По свидетельству участников расстрела, вечером 6 февраля Колчак и Пепеляев находились в камерах, одетыми в шубы и шапки. Как пишет Чудновский, «Видимо, Колчак был наготове, чтобы в любую минуту выйти из тюрьмы и начать ЅправитьЅ». Хотя элементарная логика подсказывает, что, скорее всего, в здании тюрьмы было просто холодно. Услышав приказ ревкома, Колчак задал только один вопрос, «А разве суда не будет?». В фильме же подчеркивая некую «обреченность» главного героя, Хабенский говорит: «Я понял, можете не утруждать себя продолжением». Далее он просит разрешения проститься «с женой – Тимиревой Анной Васильевной». Об этом он действительно просил своих палачей и они ему отказали. По воспоминаниям коменданта Иркутска И.Н. Бурсака, Пепеляев перед расстрелом «… упал на колени и, валяясь в ногах, умолял, чтобы не расстреливали». Трудно сказать, правда это или нет. Но фраза, вложенная в его уста, в фильме (в ответ на предложение завязать глаза): «Спасибо, не надо, я так…», звучит откровенно глумливо с человеческой точки зрения… «Ни к селу ни к городу» выглядят ледяные фигуры, якобы установленные на льду Ангары и разлетающиеся от винтовочных выстрелов. По версии «фильмотворцев», тела Колчака и Пепепляева были опущены в иордань – прорубь в форме креста, вырубленную во время освящения воды в православный праздник Крещения. Однако тот же Чудновский совершенно четко пишет: «…трупы были спущены в вырубленную дружинниками прорубь». (20) Понятно, что иордань была «приплетена» для придания некой непонятной и ненужной мистики… И вновь страшная реальность тех дней совершенно не укладывается в глянцевые кадры фильма. Обмороженная и тифозная «каппелевская» армия, с Войцеховским во главе и мертвым Каппелем, которого солдаты везли с собой в гробу, вышла к Иркутску на последних своих силах. 30 тысяч человек, но из них бойцов не более 5-6 тысяч. Остальное - тифозные товарищи, мечущиеся в бреду здесь же в санях, семьи, просто прибившиеся беженцы. Орудие одно с десятком снарядов, и еще несколько штук в разобранном виде в санях. И все же эта армия взяла бы Иркутск, но вмешались чехи, пригрозившие выступить на стороне красных. Войцеховский совершенно справедливо решил, что губить армию не стоит, а надо уводить ее за Байкал. К этому моменту Колчак был уже мертв, его расстреляли за несколько часов до того, как передовые патрули белых смогли рассмотреть город в бинокль. Причем расправились с ним по прямому приказу Ленина (в его телеграмме особо подчеркивалось: расстрелять немедленно, а затем объявить, что это вынужденная мера из-за опасности освобождения его белыми). После получения этой телеграммы Колчак был обречен, и Войцеховский спасти его уже не мог. Никакого боя за Иркутск (если не считать вялой перестрелки патрулей) не было: 9 февраля белые войска обошли город, затем перешли по льду озеро Байкал и 14 февраля вышли к ст. Мысовская, в Забайкалье. Сибирский Ледяной поход закончился, и началась новая страница Белой борьбы, уже без Колчака. Хочется надеяться, что когда-нибудь мы увидим на киноэкране адекватное отображение страшной и великой Сибирской эпопеи. Но не в этом фильме… Итак, подводя итоги, задумаемся, какое же представление получает зритель об адмирале Колчаке и о сложном и трагическом периоде русской истории, посмотрев «Адмирала»? Он видит некоего странного дядьку, безусловно храброго, основная проблема которого заключается в том, что он разрывается между женой и любовницей. Ну и плюс немного «слюней» для сентиментальных дамочек (уровнем чуть повыше тех, кто смотрит мексиканские сериалы и «Дом-2»). И все это в сомнительном псевдоисторическом антураже. Как говорится, «ни уму, ни сердцу». Одним словом – самая обычная, пусть и недешевая поделка, о которой все забудут не через месяц-другой, так через год (несмотря на врученные статуэтки «Золотого орла» и прочую мишуру), а отнюдь не «явление отечественного кинематографа». Закончить же рецензию хотелось бы цитатой из воспоминаний моряка – участника Гражданской войны, гардемарина П. Репина, в беллетризированной форме переизданных его племянницей - А.В. Репиной. Дело происходит в эмиграции в 1922 г. «… пошел на «Катерину Великую» – фильму, поставленную русским кружком. Боже, какое убожество, какая-то карикатура. Могу представить, каким дурным костюмным водевилем изобразят нас всех через сто лет». К великому сожалению, с выходом фильма «Адмиралъ» можно сказать, что грустное пророчество П. Репина полностью исполнилось. При подготовке рецензии были использованы материалы интернет-ресурсов: http://kortic.borda.ru, http://tsushima.borda.ru, http://www.livinghistory.ru, http://1914.borda.ru, http://ww2.ru/forum, http://reibert.info/forum, http://admiralfilm.ru
Примечания

18)
Вообще, мы затрудняемся сказать, мог ли носить подобные погоны кто-нибудь из участников Белого движения на Востоке России, тогда как на Юге России их носили чины Марковской дивизии.
19)
Езеев А.Б. Конвой адмирала А.В. Колчака. // Цейхгауз. 1996. .№ 5. С. 36.
20)
Воспоминания Чудновского и Бурсака цитируются по: Плотников И.Ф. Александр Васильевич Колчак: исследователь, адмирал, Верховный правитель России. М., 2002. С. 570-581.
 
 
 
"Книгоманка"knigomanka on October 31st, 2009 10:53 pm (UTC)
Никита, здравствуйте,
проверьте, пожалуйста, информацию
http://knigomanka.livejournal.com/264797.html

Сделала афишу, но пока под замком - жду Вашей проверки.
Место открыто с 11 до 18.00.
Начало самого мероприятия - в 12.00.
Мы можем подойти пораньше - подготовиться.
Техника там есть, вот не сообразила уточнить про слайд-проектор, экран-то есть, и фильм можно будет показать - есть стенд-телевизор (понятия не имею, как они точно называются).
По времени нас не ограничили.
Жду Вашей редакции афиши.
u47u47 on November 1st, 2009 03:34 am (UTC)
Неплохо! Жалко только, одну из главных мерзостей упустили. Из стенограммы допроса:

Попов. Здесь добровольно арестовалась г-жа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак. Она — моя давнишняя хорошая знакомая; она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам — больным и раненым. [4] Она оставалась в Омске до последних дней, и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

Попов. Скажите, адмирал, она не является вашей гражданской женой? Мы не имеем право зафиксировать этого?

Колчак. Нет.

Алексеевский. Скажите нам фамилию вашей жены.

Колчак. Софья Федоровна Омирова.

http://militera.lib.ru/db/kolchak/index.html

Фактически ему предложили зарегистрировать гражданский брак. ЗАГСов не было, подтверждением была любая заверенная запись в официальном документе. Он отказался.
А в в киношке, при свидетелях называет Т. женой.
Ничего, что они "своим видением", превратили К. в двоеженца?
Marquismarquis0 on November 2nd, 2009 09:22 am (UTC)
>>«Ни к селу ни к городу» выглядят ледяные фигуры, якобы установленные на льду Ангары и разлетающиеся от винтовочных выстрелов.<<
Кстати в сериале, те же самые ледяные фигуры разлетаются уже в Омске на льду Иртыша во время большевистского востания в декабре 1918 года. И психическая атака Каппеля происходит не во время отступленяи его армии. Вообще в сериале с логикой и историчностю лучше, на фильме губительно отразилось то что он монтировался из кусков сериала и очевидно в спешке, поэтому столько нестыковок.
p_alexeyp_alexey on November 5th, 2009 09:46 pm (UTC)
Меня более поразили другие два факта:
1. Г-н генерал, мы отклонились километров на 20...
Мне кажется, что расстояния тогда измерялись верстами :)
2. Красногвардеец спрашивает: А что это за прорубь такая странная? А это - Иордань...
Вряд ли в то время был на Руси хоть один человек, кто не знал что такое Иордань и почему она крестообразная. Кстати, при сибирских морозах с 6/19 января (Крещение) до февраля она бы не сохранилась, замерзла бы так, что и не найти, где была.
В этом году мы освящали Иордань и через два дня пришли на это место снова. Прорубь под снегом смогли найти с трудом и с таким же трудом заново ее разбивали.
Кот Тёма, кот Хвостик и хозяинtyoma_cat on April 11th, 2010 03:56 pm (UTC)
потрясающе интересные и подробные рецензии! спасибо! :)