?

Log in

 
 
24 February 2009 @ 06:20 pm
К прошедшему 23 февраля  
Как всегда с опозданием:) Впрочем, на этот раз для него были уважительные причины - участвовал аж в двух реконструкциях. В одной - участником и одним из организаторов, в другой - зрителем. Но об этом позже. Так вот. Френд-лента пестрит поздравлениями с этим праздником. Присоединюсь и я.
Всех, кто служил в Советской армии (1918 - 1991 гг.), давал присягу Советскому Союзу и считает 23-е февраля - праздником - ПОЗДРАВЛЯЮ! Поздравляю и родственников военнослужащих, тех кто терпеливо ждал, переносил тяготы и лишения жизни в отдаленных местах, и несмотря ни на что любил и поддерживал.
К сожалению в современном обществе - насквозь гнилом и больном, этот праздник выродился в какой-то непонятный "мужской день". Ничего более абсурдного и представить нельзя... Значительное количество мужчин моего поколения (кому сейчас плюс-минус тридцать) в ВС не служили  (по самым разным причинам - здоровье, "откосили", военная кафедра и т. д.). Да и сам я не служил, хоть и занимаюсь всю жизнь военной историей и ношу исторические погоны... Опять же, среди защитников Отечества несть немало женщин. Так что же - это не их праздник... Одним словом, продолжать можно долго.
Ну и выкладываю одну хорошую, на мой взгляд, статью, посвященную истории 23 февраля из питерского военно-исторического журнала "Новый часовой".

В. Миронов

23 февраля. История фальсификации

 

В своей статье я хотел бы разобрать вопрос о том, как, кем и когда была сфальсифицирова­на дата 23 февраля, кому это было нужно и что на самом деле происходило в этот день.

Начнем с официальных версий. Одна из них гласит1, что 22 февраля в центральной прессе было опубликовано воззвание В.И. Ле­нина «Социалистическое Отечество в опасно­сти». И в ответ на это было массовое вступление рабочих Петрограда в ряды создающейся Крас­ной Армии. Эта версия, ставшая в нашей исто­риографии догмой, неверна.

 

Во-первых, хотя воззвание и было опуб­ликовано в газетах 22 февраля 1918 г.2, но оно находилось не на центральной полосе. А по центру первой страницы напечатаны совсем другие статьи, такие как: обращение командо­вания Петроградского военного округа, обра­щение СНК «К трудящемуся населению всей России...», кстати уже печатавшееся в «Изве­стиях» за 21 февраля, и воззвание Верховного главнокомандующего М.В.Крыленко, которого в России еще никто не знал, и он ни для кого не являлся авторитетом.

Во-вторых, если публикование воззвания считать началом формирования Красной Ар­мии, то почему бы таким днем не считать 29 де­кабря 1917 г., когда в центральных газетах был опубликован призыв-воззвание Верховного главнокомандующего М.В. Крыленко о созда­нии революционной Народной Социалистиче­ской Гвардии3? В этом воззвании М.В. Крылен­ко писал, что республика и революция в опас­ности и необходимо срочно создать вооружен­ные отряды, но и эта затея, впрочем, как и за­тея 22 февраля 1918 г., провалилась.

Позже Л.Б.Троцкий писал, что силы Красной Армии в феврале 1918 г. насчитывали 9 латышских полков4. Можно взять и офици­альные источники5, где мы увидим данные, что к апрелю 1918 г. наши вооруженные силы на­считывали чуть более 2000 человек. Если при­нять во внимание, что наши официальные источники вообще склонны преувеличивать ус­пехи, то, видимо, в армии не насчитывалось и 2000 человек (и это в апреле, а не в феврале). Кстати, в газетах и военных журналах за фев­раль—апрель 1918 г. можно встретить много статей Л.Б.Троцкого и В.И. Ленина. В них гово­рится о постоянной угрозе и крайне медленном создании вооруженных сил, что ставит респуб­лику на грань катастрофы. Так что первая вер­сия несостоятельна.

Еще одна версия гласит, что в день 23 фев­раля было не только массовое формирование частей, но и что части Красной Армии героиче­скими усилиями остановили немцев на Нарвском рубеже6. Это, мягко говоря, преувели­чение. Для того, чтобы опровергнуть эту офи­циальную версию, надо рассмотреть обстанов­ку на северо-западном направлении в феврале 1918 г. Начнем с того, что 14(27)—16(29) ян­варя Л.Б.Троцкий покинул Брест-Литовск, где вел мирные переговоры с немецким командо­ванием. М.В. Крыленко, являясь главковер­хом, на основе вышесказанных сведений, отда­ет приказ о демобилизации армии, не зная, что официального мира не заключено. Начинается массовый отток бойцов с фронта. Надо заме­тить, что бойцов было и так немного, в силу то­го, что большевики с первых дней прихода к власти деятельно проводили в жизнь Приказ №1, который еще после Февральской револю­ции отменил чины и звания в армии. И одним из первых постановлений СНК было постанов­ление о введении выборности комсостава (вплоть до главковерха) в армии*.

Не нужно много фантазии, чтобы понять, кого выбирали себе в командиры "свободные" солдаты, уже третий год сидящие в окопах и на чем свет стоит проклинающие войну.

А еще ранее был декрет от 9(22) ноября 1917 г., в котором СНК призывал солдат самим повсеместно вступать в мирные переговоры с немцами. Таким образом, большевики прово­дили в жизнь Декрет о мире и, якобы, вовлека­ли в управление страной широкие солдатские массы. На самом же деле это деморализовывало армию, разваливало ее, на что и рассчиты­вало правительство, ибо в ноябре—декабре 1917 г. это было выгодно. Ведь армия была еще царского образца, оплот старого режима. Но в конце января 1918 г. была уже иная ситуация. Была непосредственная угроза Петрограду и самому правительству. Было не до деклараций — надо было отстаивать власть. И когда в ян­варе 1918 г. В.И. Ленин узнал о приказе М.В. Крыленко, то он тут же попытался отме­нить его. Но практически это было уже невоз­можно. Солдаты, меняя у немцев и местного населения обмундирование и оружие на про­дукты, ринулись домой.

Позже, в газете «Известия» от 23 февраля 1919 г. Е. Ярославский в своей статье хвастался успехами, которые заключались в том, что по­сле вышеупомянутого приказа М.В. Крыленко войска Московского округа дисциплинирован­но и энергично демобилизовались и к февралю их просто не существовало. Так что, как видно из этого, солдаты с большим энтузиазмом вы­полняли приказ М.В.Крыленко о демобилиза­ции, нежели обратный приказ В.И.Ленина.

5(18) февраля немцы начали успешное наступление на северо-западном направле­нии. 8(21) февраля был взят Ревель, 11 (24) — Псков. Причем сделано это было без особых трудностей, не говоря уже о героических боях. В.А. Антонов-Овсеенко вспоминал: "Отряды Красной Гвардии Москвы и Петрограда броси­лись с Дона и Украины на помощь своим. И не­мцы легко преодолевали наше нестойкое со­противление". Далее он писал: "Сводные отря­ды в значительной части оказались недееспо­собны, дали большой процент дезертирства, ос­лушания. Отряды Красной Гвардии обнаружи­ли в общем слабую выносливость, плохую ма­невренность и боеспособность"7.

V съезд Советов, проходивший в июле 1918 г., отметил основные пороки и недостатки соединений Красной Добровольческой Ар­мии8:

1. Неподчинение.

2. Грабежи и насилие.

3. Дезертирство.

Небезынтересны и воспоминания коман­дующего северо-западным участком фронта Д.П. Парского. Он писал, что на февраль 1918 г. мы имели несколько отрядов по 40—50 чело­век из матросов, красногвардейцев и охотни­ков с ничтожными качествами9. Можно приве­сти и слова М.Д. Бонч-Бруевича из его мемуа­ров, где он рассказывает о том, как славный ре­волюционный матрос П.Е. Дыбенко, командуя сборным, точнее сбродным, отрядом не менее славных матросов, оборонял Нарву. П.Е. Ды­бенко, находясь под непосредственным командованием бывшего царского генерала Д.П. Парского (крупного военного специали­ста, с первых дней перешедшего на сторону большевиков), отказался ему подчиняться как "бывшему". Он наивно предполагал, что пол­ководческие данные революционного матроса качественнее генеральских.

При первом же столкновении с немцами под Нарвой "героический революционный дух" настолько охватил отряд П.Е. Дыбенко, что он тут же погрузился в эшелон и, прихва­тив с собой бочку спирта, успешно отбыл в Гат­чину. За это в мае 1918 г. Дыбенко был вызван к В.И. Ленину в Кремль и после недолгих раз­бирательств был отдан под суд и исключен из партии10. Факт исключения П.Е. Дыбенко за сдачу Нарвы можно найти и в энциклопедии гражданской войны (издательство «Советская Энциклопедия», Москва, 1983).

Далее, у нас очень любят приводить в до­казательство о героических февральских днях слова В.И. Ленина. В энциклопедии граждан­ской войны можно встретить такую фразу: "Неделя с 18 по 24 февраля войдет как один из величайших исторических периодов в историю русской международной революции..." Даль­ше почему-то эту фразу обрывают. И получа­ется, что и вправду это время — "величайший" и "героический" период. Но если посмотреть том 35 с.393 ПСС В.И. Ленина, то можно уви­деть продолжение этой фразы. Вот что там на­писано дальше: ".. .мучительно позорное сооб­щение об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже Нарвскую линию, не го­ворим уже о бегстве, хаосе, безрукости, раз­гильдяйстве". Замечу, что это один из ярчай­ших примеров того, как вырванная не целиком фраза из текста может стать грубой и беспар­донной ложью.

Ну, уж если, господа, все те вышеперечис­ленные безобразия с хаосом, пьянкой, мародерством называть героической обороной, то что же тогда придется называть отступлением или бегством!

Но как же дата 23 февраля вкралась в ис­ториографию? А она именно вкралась. 20 янва­ря (2 февраля) 1918 г. «Газета Рабочего и Кре­стьянского правительства» №13 опубликовала Декрет от 15(28) января 1918 г. о создании До­бровольческой Красной Армии.

Дальше, уже в журнале «Военное дело» от 7февраля 1919года, есть постановление о том, что "празднование годовщины 15(28) января по техническим причинам переносится на 17 февраля".

И вот в «Известиях», но от 23 февраля 1919 г., мы видим первую полосу, посвященную Красной Армии. В статьях Е. Ярославского, Л.Б. Троцкого, М.В. Крыленко мы читаем све­дения о житии-бытии армии, ее создании и первых днях. Так мы находим даты-вехи из ис­тории создания армии. Это и Декрет от 15(28) января 1918 г., и постановления от 8 и 22 апреля 1918 года, и решения V съезда Советов, и приказ о первой мобилизации от 12 июня 1918 г., но ни одной фразы о 22—23 февраля того же года. Слишком свежи события плачевной неде­ли и слишком много еще в живых тех людей, кои являлись свидетелями этих трагических событий, чтобы можно было назвать февраль­скую неделю героической.

А почему, спросите Вы, 7 февраля 1919 г. — празднование годовщины — перенесли на 17? Как мне представляется, это произошло случайно. 1919 год — нелегкий год для Совет­ской власти. За делами, за суетой очень легко можно было пропустить столь незначительный праздник, как опубликование Декрета от 28 января 1918 г. (по новому стилю). А праздник для правительства действительно был незна­чителен, что подтверждает речь Л.Б. Троцкого к четвертой годовщине Красной Армии, кото­рая была опубликована в журнале «Военное де­ло» № 1 за 1922 г. Речь была произнесена ... 18 февраля. Так что, будет ли это день 17, 18 или др., было неважно. Но вот что было важно: в 1919 г. 17 февраля праздник не был проведен, так как 17 февраля был понедельник. В стране полыхает война, царят голод и разруха — не до праздников, так как каждый рабочий день на счету. А 23 февраля того же года было воскре­сенье. В этот день не грех и погулять, но пока с оговоркой, что это "по техническим причинам". Что это были за "технические причины", останется на совести СНК.

Следующий этап относится к февралю 1923 г. В журнале «Военная мысль и револю­ция», книга №1, вступительная статья гласит, что 23 февраля была сформирована первая красноармейская часть, принимавшая участие в боях на северо-западном направлении**.

Первый робкий шаг к фальсификации февральских событий был сделан. Никто не возразил.

И вот в журнале «Военный вестник» №7, вышедшем в феврале 1924 г. и посвященном смерти В.И. Ленина, в передовой статье, публи­куют Декрет от 28 января 1918 г., но со смазан­ным кадром, вследствие чего ни дата, ни под­пись В.И. Ленина отчетливо не видны. А в статье написано, что сей декрет был опублико­ван 23 февраля 1918 г. Так была окончательно сфальсифицирована эта дата.

Но почему это стало возможно именно в феврале 1924 г., понять можно. Именно к 1923/24 гг. относится окончательное становле­ние государственного бюрократического аппа­рата. Если мы вспомним печальную историю с ленинскими «Письмами к съезду», то увидим, что уже на рубеже 1922/23 гг. и Политбюро, и ЦК знали о расколе в партии, знали о негатив­ных явлениях в госаппарате. Знали о желании В.И. Ленина изменить структуру органов уп­равления, знали, но не хотели. Что и показал XII съезд партии. Аппарат был сформирован и надежно функционировал, оставалась теперь лишь внутриаппаратная мышиная возня. Все, что, как казалось на первый взгляд, не касалось коренным образом этой возни, не имело значе­ния. И, как правильно заметил Рой Медведев в своей работе «О Сталине и сталинщине» в жур­нале «Знамя» за 1989 г., к 1924 г. осталось очень мало людей с твердыми политическими прин­ципами (да и было немного), бывших свидете­лями первых дней советской власти и игравших серьезную политическую роль. А посему, неко­му было возразить в феврале 1924 г. против грубой фальсификации. Ну, а кто мог, голос то­го не мог быть услышанным, что и подтвердили газеты и журналы того времени. На их страни­цах не было ни одного возражения.

Именно с 1924 г., когда на сцене полити­ческой борьбы окончательно вырисовался об­раз нового политического вождя, а старый вождь умер, всяческие массовые искажения

отечественной истории в интересах той или иной политической группировки или аппарата в целом принимают еще более беспардонный характер. И вот тут-то и оказалось, что аппа­рату было очень важно и выгодно скрыть позор 1918 г.

 

Примечания

 

1. Гражданская война и интервенция. М., 1983. С.8.

2. Известия ВЦИК. 1918. 22 февраля.

3. Газета Временного Рабочего и Крестьянского правительства. 1917. 29 декабря. № 43.

4. Известия. 1919. 23 февраля.

5. Гражданская война в СССР. Т.1. 1980. С.93.

6. Б.С.Э. Т.4. С.26.

7. Антонов-Овсеенко В.А. Строительство Красной Армии в революции. М., 1923. С. 14.

8. Скерский К.В. Красная Армия в освещении современников, белых и иностранцев. М.—Л., 1926. С.29—30.

9. Известия. 1919. 23 февраля.

10. Бонч-Бруевич М.Д. Вся власть Советам. М., 1957. С.260—261.

*К сведению: что касается первого глав­коверха М.В. Крыленко, то СНК назначил его сам, еще до декрета. И снял сам. Это к вопросу о выполнении обещаний, звучащих в декретах.

** Можно было бы назвать следующим этапом книгу В.А. Антонова-Овсеенко «Строи­тельство Красной Армии в революции». Но ее тираж был не так уже велик, и решающего вли­яния на массовое сознание она не оказала.

 

Впервые опубликовано: Новый часовой. Русский военно-исторический журнал. 1994. № 1. С. 39 – 42.
 



Каррикатура из газеты "Ратное дело". СПб.,1997. № 1.

 


 
 
 
rohanwarriorrohanwarrior on March 8th, 2009 01:38 pm (UTC)
да, мифотворчеством большевики занимались мастерски и с удовольствием.